Леонид Бичевин: «Когда родился сын, все встало на свои места»

Леонид Бичевин: «Когда родился сын, все встало на свои места»

Леонид БичевичФото: Instagram.com/leonid_bichevin_officialЛеонид Бичевин: «Когда родился сын, все встало на свои места»Виталий Бродзкий

Актер — о способах выхода из депрессии, Алексее Балабанове и пополнении в семействе

Леонид Бичевин проявил себя на экране и театральной сцене в невероятно широком диапазоне — от «Груза 200» до «Хождений по мукам», от «Бесов» до «Троила и Крессиды». WomanHit.ru встретился с актером и обсудил патриархальный домострой, способы выхода из депрессии и виниловые пластинки.

— Многие воспринимают актерскую профессию праздничной. Но у этой профессии существует и другая сторона медали. Какая она у тебя?

— Это самоанализ, самокопание. Нужно все время насиловать свои нервы и свою психику, вытаскивая из себя определенные вещи, для того чтобы уметь открываться на публике. Быть каким-то исповедальным. Глубоким. Ну пытаться, по крайней мере, стремиться к этому. Ведь это требует больших затрат — психических и просто душевных. Обратная сторона — это когда не совсем понимаешь, где потом взять силы, восполнить их. Ты просто не понимаешь, как потом вдохновиться на дальнейшее существование.

Одна из новых работ актера — роль Ивана Телегина в сериале «Хождение по мукам»

— И где вдохновляешься?

— Как ни странно, вдохновение приходит часто, когда получается результат на сцене. Сама радость процесса, радость творчества — вот что вдохновляет меня. А так каждый восстанавливается в силу своих способностей, хобби: кто-то в футбол играет, кто-то фотографией занимается или бабочек собирает. Я, например, пластинки виниловые слушаю. А летом хочу сесть на мотоцикл. Не знаю, получится, не получится.

— Почему ты выбрал театральный? В твоем случае это комплексы, девчонки, поступил за компанию?

— Мое желание поступить в театральный возникло спонтанно. Просто пошла какая-то волна, одно за другое зацепилось. Понравился фильм, какие-то актерские работы в театре, где я побывал. Особенно пример Михаила Филиппова в «Наполеоне Первом», который я смотрел в Маяковке. Именно после этого спектакля я сформулировал мысль, что хочу так же существовать, как он. И вдруг я забуксовал, мне не понравилось то место, где учился, сельскохозяйственный колледж. Подумал: «А дай-ка я попробую поступить в театральный. Попробую — и все!»

— Ты служишь в Театре им. Вахтангова, чем помогает тебе театр?

— Это риск, это настоящая проверка! Там нет дублей и не возникает халатности. У меня, например, просто нет на это права. И в этом смысле театр — всегда смелое предприятие.

— Алексей Балабанов как-то сказал о тебе: «Будет звездой»…

— Помню, мне было очень приятно, конечно.

Роль в фильме «Морфий» Алексея Балабанова принесла Леониду немалую популярность

— Звездная болезнь тебя посещала?

— После «Морфия» была стадия интересная. Звездная болезнь проявилась в том, что у меня возникло ощущение: все, настало время, теперь все должны меня знать, я должен быть нарасхват, буду сниматься только у таких режиссеров, только в таких картинах и с такими партнерами. Но реальность оказывается совсем другая. И она бьет очень больно, когда ты думаешь иначе. У меня была затяжная депрессия. Потом увлекся фотографией. Долго занимался. Она и вытащила меня, помогла очень здорово. И тут родился сын Ванюша, от которого я без ума. Вот когда началось отцовство, все встало на свои места.

— Много времени уделяешь воспитанию первенца?

— Стараюсь. Конечно, не всегда это получается, но, когда есть свободное время, я пытаюсь его проводить вместе с ним.

— И как проводишь?

— По-разному: играем, гуляем. Ему сейчас только три года три месяца.

— Когда тебя показывают по телевизору, он уже понимает, кто это на экране?

— Было несколько раз, мельком. Он тогда воскликнул: «Папа, папа!» Но я не знаю, что он там понял. (Смеется.)

Леонид и его коллега Мария Бердинских недавно стали родителями сына, которого назвали ИваномФото: Instagram.com/leonid_bichevin_official

— Какой ты дома?

— Дома я отдыхающий человек. На расслабоне. (Смеется.)

— Твоя супруга Мария Бердинских еще и твоя коллега. Вы помогаете друг другу готовиться к ролям?

— Морально — точно! Но вот чтобы разбор устраивать… Мы стараемся не лезть друг к другу. Но поддерживаем друг друга обязательно.

— Просто у некоторых актерских пар существует табу: переступили порог — о творчестве забыли, становятся обычными обывателями, мужем и женой. Ни слова об искусстве.

— А мы всем делимся, безусловно. Разговариваем о театре, о кино. Всегда. Эти темы не закрыты для нас в домашней обстановке. От этого никуда не деться. В общем, пока обсуждаем. (Смеется.) Может быть, мы еще находимся в периоде таком, не вялом. (Смеется.)

— Ты не пытался сказать Марии: «Заканчивай с театром, занимайся только воспитанием ребенка… А я буду зарабатывать деньги!»?

— Нет такого. Хотя патриархальность временами наблюдается. Но стараюсь от нее себя избавить. Иногда хочется сказать подобное, но я себя сдерживаю. (Смеется.) Даже не сдерживаю, а отдаю отчет, что это ерунда полная.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Comments links could be nofollow free.

↓